Боголюбово: правда и домыслы. Хронология событий.
rusdot
 Уже месяц темой № 1 практически по всем каналам СМИ звучит история о детском приюте Свято-Боголюбского монастыря и якобы чинимых в нем бессердечными монахинями издевательствах над детьми. Причем, как это бывает с любой легендой, чем больше людей ее пересказывают, тем большими дополнениями она обрастает. Когда в приукрашенном виде эта история возвращается к первоначальному рассказчику, тот с удивлением узнает о новых вопиющих фактах с животрепещущими подробностями. Но что же на самом деле имело место быть в этой святой обители, ведь как едко замечают обыватели: «Дыма без огня не бывает». Давайте начнем по порядку и пролистаем вместе страницы летописи возрожденного из небытия древнего монастыря Владимирской Руси.

14 января 1997 года, заснеженным зимним вечером архимандрит Петр Кучер и с ним около 60 сестер по благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия ступили на священную землю Боголюбской обители, чтобы вдохнуть жизнь в мертвые стены заброшенных зданий и согреть молитвой настывшие за годы богоборчества церковные своды и людские сердца. Кропотливым трудом, изо дня в день и сестры обители, и приезжающие богомольцы по крупицам восстанавливали утраченное церковное благолепие. Как известно из истории, эту обитель, входящую ныне в состав Золотого кольца России, и раньше не обделяли вниманием – в числе почетных богомольцев значатся московские митрополиты, князья, цари, военачальники и государственные деятели. Только раньше каждый из именитых паломников стремился внести свою лепту в обитель, а в наши времена финансовых кризисов на щедрость государственных чиновников рассчитывать не приходилось – трата казенных денег на церковные нужды законом не предусмотрена, вот и восстановили обитель насельницы на хозрасчете, да за приносимые трудовые копейки богомольных старушек.

Спустя год после того, как весь мир торжественно отпраздновал двухтысячелетие христианства, владыка Евлогий издал распоряжение в духе древних христианских традиций для всех настоятельниц женских монастырей Владимирской епархии: «Незамедлительно приступить к организации приютов на базе вверенных вам обителей, что, несомненно, послужит ценным вкладом в дело религиозно-нравственного воспитания народа в чрезвычайных условиях нашего времени и будет соответствовать высоким целям евангельской благотворительной миссии российских монастырей».

Боголюбский монастырь, несмотря на идущие тогда полным ходом реставрационные работы, одним из первых откликнулся на этот евангельский призыв. Детей везли отовсюду – сердобольные женщины привозили брошенных на произвол судьбы малолетних бомжей, кого-то нашли на помойке, кого-то забрали от соседей-алкоголиков, а неимущие многодетные семьи буквально осадили обитель, прося принять их целиком в число насельников. На хрупкие плечи монахинь ложились заботы, с которыми на тот момент не могло справиться само государство. Конечно, среди прибывших было много совершенно случайных людей, которые быстро отсеялись. Были и аферисты, которые хотели просто решить свои семейные проблемы за монастырский счет, таковых чуть ли не силком пришлось отправлять восвояси, но были и те, чьи дети действительно нуждались в защите и помощи, в духовном руководстве, моральной и материальной поддержке.

Снова делая экскурс в историю, можно вспомнить, что новое – это хорошо забытое старое. Ведь испокон веков, со времени Крещения Руси, воспитание и обучение подрастающего поколения велось как раз таки при храмах и монастырях, первыми учителями были священники и монахи, первыми книгами – Псалтирь и Евангелие, и с азами премудрости в каждого ребенка на генетическом уровне вкладывались азы духовности. Не это ли было тем базовым фундаментом, на котором тысячу лет строилось русское государство? Почитайте русскую классику – за счастье почиталось отдать ребенка на воспитание в науку книжную к дядьке-игумену в монастырь или девочку – к тетке-монахине, где в обители она не только освоит грамоту и церковные науки, но и всевозможные рукоделия. К началу XX века эти явления приняли настолько массовый характер, что Церковь была вынуждена поднять вопрос о положении детских приютов при монастырях на монашеском съезде в 1909 году.

Монастырские приюты были переполнены, и это при наличии огромного числа других благотворительных учебных заведений светского характера. Да что говорить про царскую Россию, когда и сейчас, уже в XXI веке во многих закрытых учебных заведениях Западной Европы, где за большие деньги учатся дети из элитных семей, устав приближен к монастырскому, а до 80% преподавателей – монахини католических монастырей! А в современной России, где под угрозой исчезновения стоят последние Суворовские училища, и нет ни одного закрытого учреждения для девочек, по типу Смольного института, куда многие бы попрятали своих дочерей хотя бы до совершеннолетия, а, наоборот, еще и подрывается авторитет монастыря, предпринявшего робкую попытку создать нечто подобное. Оно и понятно – новорусской элите не нужны институты благородных девиц – их сыновья и дочери учатся в закрытых колледжах Германии и Англии, последняя, кстати, занимает первое место по строгости детского воспитания и холодность английских «классных дам» даже вошла в поговорку. Однако именно туда, за тридевять земель, под их неусыпное око посылают своих отпрысков властьимущие. Можно сделать однозначные выводы.

Возвращаясь к теме Боголюбского монастыря, скажем, отвечая на многочисленные вопросы, что в монастыре никого насильно не держат. Все приезжающие сюда с детьми родители жили первоначально на испытательном сроке, их знакомили с монастырским уставом, внутренним распорядком и режимом дня. Те, кого что-то не устраивало, уезжали сразу, те, кто решился остаться – писали соответствующие прошения, ребенок оформлялся на обучение в общеобразовательную школу в соседнем поселке. Если родители не имели возможности жить при монастыре, то через органы опеки и попечительства оформляли опеку на настоятельницу. Таким образом, деятельность монастыря находилась под постоянным контролем как органов образования, которые, кстати, неоднократно отмечали высокий уровень подготовки монастырских воспитанников, так и органов опеки и попечительства, которые курировали находящихся в монастыре несовершеннолетних. Но бдительнее всех педагогических комиссий был контроль со стороны родителей, тем более что далеко не все чада были из неблагополучных семей. В последнее время наоборот появилась тенденция, когда вполне благополучные родители, желая оградить подростка от соблазнов мира сего, определяли его на учебу в монастырь, и хоть насельницам это доставляло массу хлопот, приходилось все терпеть ради богоугодного дела – воспитания детей в христианской вере.

Количество воспитанников и воспитанниц было в среднем около 35-40 детей на протяжении всего времени существования приюта. Причем ежегодно убывало по 5-7 человек и на их места столько же прибывало, и никто не видел в этом никакой проблемы. Если что-то не устраивало родителей или ребенка, то они могли в любое время заявить об этом монастырскому руководству и уехать восвояси. Кто-то из детей уезжал поступать в учебные заведения после 9 или 11 класса, а кто-то и оставался в монастыре насовсем. Как правило, из 7-8 девочек одна или две оставались в обители осознанно, достигнув совершеннолетия, остальных, можно повториться, силком никто не держал, самое большее, это могли провести назидательную беседу напоследок и сказать, что если будет в жизни сложно – можно всегда вернуться, на святых вратах обители написаны слова Спасителя: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обременении, и Аз упокою вы».

Приближаясь к теме сегодняшних обсуждений нужно отметить, что предысторией скандала вокруг обители послужило желание одной молодой девицы, единственной дочери чересчур богатых родителей, посвятить себя на служение Богу в Боголюбском монастыре. Эти родители подключили все силы к тому, чтобы дочь не смогла пребывать в обители, шантажировали всех, начиная от епархиального архиерея и кончая приютившими их дочь прихожанами. В конечном итоге их родительская любовь привела к тому, что дочь до сих пор от них где-то скрывается, т.к. они собирались пролечить ее в психушке, а от Боголюбского монастыря они пообещали не оставить камня на камне. Последнее, конечно, сомнительно, однако крови они попортили много и стояли за спиной как прошлогоднего, так и нынешнего скандалов.

Еще в июне прошлого года в обители запахло грозой, поступали предупреждения о готовящейся против монастыря провокации, но конечно никто не мог подумать, что в эпицентре бури окажутся ни в чем неповинные дети, которые для кого-то станут оружием мести всему святому. В июле 2009 года в обитель несколько раз приезжала одна из бывших воспитанниц монастыря, проживавшая с родителями в г. Гусь-Хрустальный Владимирской области. Она передавала монастырским воспитанницам записки с текстом: «Девчонки, бегите, я вам помогу». Бежать надо было к ней, это понятно, а вот в чем выразилась ее помощь, выяснилось позднее. Одно из этих посланий попало к пресловутой Вале Перовой, которая и клюнула на эту удочку.

Дело в том, что Валя с детства была проблемным ребенком. Ее мать, ныне покойная Татьяна Перова, приехала в монастырь со своими тремя несовершеннолетними дочерьми, средняя из которых, та самая Валя, в девятилетнем возрасте еще не училась в школе. Татьяна была больна раком, скиталась по людям, т.к. муж пил, и в Боголюбском монастыре решила остаться, чтобы устроить хотя бы судьбу дочерей. Приняв монашеский постриг, она вскоре скончалась, оформив опекунство над детьми на матушку настоятельницу. Девочки росли и учились наравне со всеми. Старшая, Евгения, намаявшись вместе с матерью по вокзалам, не захотела никуда уезжать из обители даже достигнув совершеннолетия, а вот с Валентиной начались проблемы. После очередной Валиной выходки отец Петр на монастырском совете предложил определить Валю в детский дом, но монахини пожалели девочку, как оказалось – зря. Валя потом никого не жалела, даже свою младшую сестренку, которую после Валиного побега пришлось определить в детдом.

Как выяснилось позднее, провокацию с использованием детей готовили заранее. Еще за полгода до Валиного побега в обитель приехала женщина из Москвы с дочерьми-двойняшками, и, прожив с ними около месяца, исчезла, оставив детей на попечение монастыря. Около полугода она не появлялась, на звонки не отвечала и судьбой детей не интересовалась, а потом внезапно появилась в сопровождении милиции с заявлением о том, что монастырь отобрал у нее дочерей и насильно держит у себя, нарушая ее родительские права. Все были в недоумении, т.к. ситуация явно попахивала «заказухой», да еще дети «подкачали» – в присутствии милиции кинулись на шею отцу Петру и мать Георгии и стали плакать, что не хотят ехать домой, что им нигде не жилось так хорошо и спокойно, как в монастыре, а дома мама пьет. Выходил явный конфуз, обвинять монастырь было не в чем, и, забрав рыдавших детей, непутевая мамаша отправилась вместе с сотрудниками по делам несовершеннолетних восвояси. Как оказалось позднее, в монастырь ее с детьми засылал священник Сергий Рыбко, бывший неформал и новатор внедрения «православного рока». К этому-то священнику, с подачи о. Максима Хижего из г. Гусь-Хрустальный и «направила свои стопы» сбежавшая из монастыря Валя при помощи выманившей ее подруги. Недоброжелателям Боголюбской обители, сконцентрировавшимся вокруг о. Сергия Рыбко, нужен был живой провокационный материал, и для клеветы на обитель, и для подрыва авторитета чтимого старца архимандрита Петра, и для продвижения между делом закона о ювенальной юстиции.

После раскрученного по Валиным обвинениям скандала, Боголюбский монастырь захлестнула лавина журналистов и всевозможных проверок – от Следственного комитета до Московской Патриархии. Естественно, никаких вопиющих нарушений они не выявили, да и не было ничего – не затем невесты Христовы шли на служение Богу, чтобы чинить беззакония. Но зато был выписан ряд предписаний, выполнить которые на тот момент насельницам не представлялось возможным. Предлагалось, например, незамедлительно оформить здание, выстроенное для воспитанниц силами монастыря, а чтобы его оформить, надо пересмотреть закон о земельной принадлежности территории федеральной трассы Москва–Нижний Новгород, т.к. часть монастырской ограды и сам корпус стоят на спорной территории. Необходимо было ввести в рацион детей мясо, хотя их питание было полноценно сбалансировано на основе меню, разработанного детскими врачами, и анализы крови, да и другие показатели у монастырских воспитанников были намного лучше, чем у их мирских сверстников. Выражалось желание нанять целый штат светских педагогов и воспитателей, на что у монастыря естественно не было средств, а в конечном итоге вообще предлагалось вынести приют за пределы обители. С этого пункта, кстати, и начинались последние десять лет обращения монастыря к властям. Ведь обители до сих пор не переданы несколько монастырских зданий, которые заняты под поселковую больницу, поликлинику, различные конторы и т.д. В здании бывшей монастырской гостиницы, а ныне на треть функционирующей поселковой больницы изначально и предполагалось устроить православную гимназию-интернат. Монастырь и до сего дня не теряет надежды осуществить это благое начинание, несмотря на все происки врагов православия.

Итак, после полученных предписаний, администрация монастыря обратилась к родителям всех воспитанников и воспитанниц с просьбой забрать своих детей и перевести их в другие учебные заведения во избежание дальнейших нареканий на обитель. Как альтернатива, была предложена епархиальная школа-пансион в п. Михали Суздальского района, которую возглавлял священник Виталий Рысев. Незадолго до этого школу посетил президент Дмитрий Медведев, что конечно придало ей вес в глазах общественности, но как потом оказалось, это была «потемкинская деревня». Таким образом, уже в январе 2010 года в школе-пансионе проживало и обучалось 17 девочек и 17 мальчиков из числа бывших Боголюбских воспитанников. На тот момент казалось, что это лучший выход из создавшегося положения, однако вскоре многих родителей постигло глубокое разочарование, т.к. и поведение детей, и их успеваемость резко ухудшились. Кормили детей в п. Михали очень плохо: за первый месяц пребывания в пансионе дети сильно похудели, стали вялыми, начали часто болеть. Родители обратились к руководству Боголюбского монастыря за помощью, и из обители стали регулярно 2 раза в неделю привозить овощи, муку, крупы, молочные и другие продукты. Из числа родителей был назначен повар, которая готовила детям, т.к. о. Виталий не смог организовать нормальное питание.

С медицинским обслуживанием было еще хуже – за здоровьем учащихся никто не следил, для заболевших детей не выдавали даже таблеток от температуры, все лекарства приходилось покупать за счет Боголюбского монастыря, в монастырский медпункт регулярно привозились на лечение все заболевшие дети. В швейной мастерской монастыря шилась форма на всех девочек и мальчиков, переведенных в пансион. Также монастырем закупались одежда и обувь, школьные принадлежности и предметы личной гигиены для детей, т.е. фактически все содержание бывших монастырских воспитанников висело на балансе обители, о чем, конечно, руководство школы-пансиона умалчивало.
Поскольку в школе-пансионе не хватало ни воспитателей, ни учителей вместе с девочками находились две воспитательницы из числа послушниц Боголюбского монастыря, а с мальчиками – двое взрослых верующих мужчин, которые были выбраны родителями присматривать за отроками. Одного из воспитателей о. Виталий вскоре отправил из пансиона, когда тот, увидев одного отрока выпившим, начал с ним строго разговаривать. О. Виталий вступился за мальчика, объяснив, что нельзя посягать на свободу детей.

В итоге второй воспитатель просто не справлялся следить за 17 воспитанниками, кроме того он выполнял различные работы на территории школы-пансиона. Пользуясь отсутствием контроля со стороны взрослых и вседозволенностью, дети стали склоняться к дурным привычкам. За духовной жизнью воспитанников никто не следил: в течение полугода многие дети вообще не причащались. Старших мальчиков о. Виталий в учебное время и в ущерб занятиям часто привлекал к различным хозяйственным работам. Так, например, один из отроков на целый месяц был отстранен от учебы, чтобы пасти и доить коров на подсобном хозяйстве о. Виталия в д. Новоселки Суздальского р-на. Другие мальчики также выполняли тяжелые физические работы на строительстве личного дома о. Виталия в тех же Новоселках, находясь постоянно в обществе рабочих, которые пили, курили, сквернословили и заставляли детей бегать в магазин за спиртным. За эту работу детям выплачивались деньги. Вус Степану, например, о. Виталий начал платить по 5000 рублей в месяц, после чего мальчика неоднократно видели сильно пьяным, и сам он об этом говорил в разговорах со своей родной сестрой.

Воспитанникам был открыт свободный выход в город, имея карманные деньги, почти все подростки курили и начали баловаться спиртным. Узнав об этом, родители хотели занять детей в каких-нибудь спортивных секциях, а также нанять учителей по начальной военной подготовке, как это было во время их пребывания в Боголюбском монастыре. Но о. Виталий был против физической подготовки отроков. Учеба также оставляла желать лучшего, т.к. педагогический состав в школе-пансионе не был укомплектован. С детьми, находящимися на экстернате, никто практически не занимался, они были предоставлены сами себе. На просьбы найти учителей из числа верующих за родительские же средства о. Виталий категорически отказывался. Также было отказано и на предложение привозить для дополнительных занятий репетиторов из числа насельниц Боголюбского монастыря. О. Виталий не хотел отпускать детей к родителям даже на летние каникулы, хотя все остальные дети уезжали домой беспрепятственно. Он шантажировал родителей тем, что если кто-то заберет своего ребенка, то он уже не примет его обратно в школу. Еще при приеме в школу-пансион о. Виталий заявил, что родителям нежелательно часто посещать своих детей, т.к. это травмирует детскую психику и мешает сосредоточиться на учебном процессе. Детям же наоборот, постоянно внушалось, что родители вас бросили, вы им не нужны, они отправили вас сюда, чтобы развязать себе руки, чтобы вы им не мешали и т.п. Таким образом, у детей вырабатывалось недоверие к собственным родителям и культивировались чувства обиды и недовольства, активировалось их внимание на негативных эмоциях.


Имел место случай, когда воспитанница Марина Лойко (девочка с неуравновешенной психикой) хотела отравить детей и воспитательницу и перед обедом налила в суп «Белизну». Одна из девочек это заметила, ЧП было сорвано, но о. Виталий оставил этот проступок без последствий и просил детей и педсостав умалчивать об этом факте. Девочка из пансиона отчислена не была, несмотря на возмущения других родителей, т.к. ее пребывание в среде детей представляло реальную опасность для всех остальных.
Перед началом нового учебного года многие родители, узнав о неблагополучной обстановке в школе-пансионе, крайне обеспокоились и стали искать возможность определить своих детей в другие учебные заведения, а часть иногородних родителей забрали своих детей по домам. Таким образом, в сентябре 2010 года из поступивших в школу-пансион 34 воспитанников Боголюбского монастыря там осталось всего 3 мальчика и 4 девочки. Этих-то детей и было решено использовать в качестве орудия клеветы и раздора. Кому-то из родителей о. Виталий позднее проговорился, что его лучшим другом и духовным наставником является упомянутый выше участник прошлогоднего скандала священник Сергий Рыбко.

Вот так попали – из огня да в полымя. По словам уехавших из пансиона учеников и их родителей, отец Виталий вместе с супругой долгое время различными способами – и лестью, и подкупом, и обманом обрабатывали детей перед их публичными выступлениями с голословными обвинениями монастырю. Как стало известно, двое мальчиков из трех отказались лжесвидетельствовать, зато двум старшим девочкам, особо отличившимся при даче показаний и различных интервью против монастыря, который их воспитывал, кормил, обучал, одевал, лечил и т.д., заплатили по 20 тысяч. На эти деньги они купили дорогие мобильники, косметику и даже сигареты. Что ж, вольному воля. Так детей приучают к тридцати сребреникам, но не договаривают, что же становится с теми, кому их платят…
Кроме того, администрация школы-пансиона попыталась выманить из Боголюбского монастыря и остававшихся там на обучении одиннадцатиклассниц. К ним подослали двух девочек, бывших монастырских воспитанниц, и обещали оплатить учебу в институте по окончании школы и работу в качестве воспитателей в Михалях. Повторился прошлогодний сценарий.

Только у девочек были родители, которые на пятый день, с большим трудом смогли забрать своих дочерей из школы-пансиона и уехать с ними к прежнему месту жительства для окончания учебы. После этого инцидента архиепископом Евлогием было издано распоряжение, которое постановило прекратить впредь прием в обитель несовершеннолетних детей во избежание дальнейших нареканий.
Закончить эти невеселые размышления хочется словами из обращения родителей бывших воспитанников Боголюбского монастыря к архиепископу Евлогию: «И мы, и наши дети глубоко сожалеем о том, что в настоящее время не можем вернуться в Боголюбский монастырь, где в наших детях были заложены основы духовности, патриотизма, навыки молитвы, прививались чувство ответственности и любовь к труду, сострадание к ближним. Основанное на христианских ценностях, воспитание в стенах монастыря помогло многим из наших детей пережить трудный подростковый период и надежно ограждало от соблазнов современного развращенного мира. Мы благодарны Богу, что в нашей жизни был этот светлый период, когда наши дети находились в Боголюбском монастыре, и надеемся, что и впредь эта святая обитель будет иметь возможность нести людям свет Христовой веры».

Человек и закон о событиях в Свято-Боголюбском монастыре. Эфир 28.10.2010
rusdot

 Расследование программы "Человек и закон" о событиях в Свято-Боголюбском монастыре. Что же на самом деле там происходит.



Официальное заявление омбудсмена Павла Астахова о якобы издевательства в монастыре
rusdot

За якобы избиениями детей в Свято-Боголюбском монастыре стоят интриги взрослых

Жестокое обращение с детьми в приюте Свято-Боголюбского монастыря во Владимирской области подтвердила проверка, проведенная уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным. Между тем детский омбудсмен Павел Астахов высказывает недоумение в связи с такими скорыми выводами: его проверяющие еще не закончили работать с монастырскими воспитанниками. Не завершило проверку и СКП. По словам Астахова, детей опрашивают психологи, так как они уже дважды отказывались от своих слов. Он убежден, что в данном случае речь идет о манипуляциях взрослых, цель которых еще предстоит выяснить.

Детьми манипулируют взрослые.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, ранее также направлявший своего помощника во Владимирскую область для проведения проверки, был удивлен таким скорым завершением расследования коллег.

«Я считаю, что только заявлений детей здесь недостаточно для того, чтобы делать какие-либо выводы,— сказал он.— Эти дети уже два раза сами отказались от своих слов. Сейчас существует четыре письменных заявления от них, и каждое последующее опровергает предыдущее. Моя помощница вместе с психологами опрашивает детей, выясняет, в какой момент они говорили правду». 

По словам Астахова, проверка проводится параллельно с облпрокуратурой и органами опеки. И все выводы тщательно перепроверяются.

«На сегодняшний день проверка еще идет, но уже можно сказать, что детьми манипулируют взрослые,— считает детский омбудсмен.— Теперь осталось понять, кто именно, и с какой целью».  

Кроме того, Астахов заявил, что приют при Свято-Боголюбском монастыре был расформирован еще в ноябре прошлого года. Всего, по его словам, там постоянно жили 11 детей. Сейчас опрашиваются девять из них, которые до сих пор находятся во Владимирской области. Таким образом, речь идет о событиях, которые произошли в прошлом году. А 6 октября 2010 года, после того, как скандал получил широкий резонанс в СМИ, был введен лишь дополнительный запрет на нахождение в монастыре тех детей, которые приезжали туда вместе с родителями— женщины выполняли послушание, и их дети находились при них. Детский омбудсмен особо отметил, что речь идет ни о сиротах, а о детях, у которых есть родители или опекуны.

Предполагать, когда окончится проверка, Астахов не стал. По его информации, даже областное следственное управление СКП продлило сроки проводимой ими доследственной проверки до 30 дней.  

Сам приют расформировали после скандала, разразившегося в монастыре еще год назад, в сентябре 2009 года.
Тогда оттуда сбежала 16-летняя Валентина Перова и написала письмо президенту России Дмитрию Медведеву.


После этого в Свято-Боголюбском монастыре была проведена проверка, которая выявила лишь то, что у воспитанников монастыря не было никаких документов— ни паспортов, ни полисов обязательного медицинского страхования. Однако оснований для возбуждения уголовного дела проверяющие не обнаружили, а письмо назвали провокацией. Валентину Перову разместили в светском приюте «Дорога к дому», созданном благотворительным фондом «Нет алкоголизму и наркомании».

Также монастырь проверяли представители церкви— священноначалием Русской православной церкви была создана специальная комиссия для выяснения всех подробностей, однако в 2009 году она выявила лишь ряд педагогических ошибок, но сведения Перовой не подтвердила. 

Сейчас РПЦ снова проводит собственную проверку. Однако представители епархии уже заявили, что новый виток скандала вызван недоброжелательным отношением к руководству монастыря.

В Свято-Боголюбском монастыре не издевались над детьми
rusdot
 

Все сообщения в СМИ ложь и клевета, монастырь специально грязью обливают, одна из причин это протолкнуть ювенальную юстицию. Люди организовавшие эту провокацию с помощью бывших воспитанников монастыря (видимо обещая им деньги или какие то прочие блага), оклеветали Свято-Боголюбскую обитель, потом заплатили большей части СМИ, а уж журналисты могут раскрутить любую тему им только дай поглумится. 

Вспомните недавнюю "войну" с грузией, СМИ и телевиденье всему миру мозги промывало, якобы войну начали русские, и после всего этого разве не понятно, что верить им нельзя, журналисты никогда не говорят правду, все проплачено.

В монастыре  ничего такого никогда не было, это подтвердили всевозможные комиссии в прошлом году.
На счет комментариев некоторых личностей на форумах, в блогах и т.д., зачем вы пишите всякую бредятину? Не зная, что на самом деле было, вам дай только слово сказать, все и вся обосрете.
Люди, неужели вы сами уже не в состоянии думать? Верите всему что скажут, или напишут...

Вот большинство так активно верит и поддерживает СМИ. Но подумайте, за этой провокацией последует принятие нового закона, и если его окончательно утвердят и примут поправки о жестоком обращении с детьми, то вы сами будете потом не рады, за малейшую провинность по этому закону или слишком строгое наказание ребенка, социальная служба без труда сможет его отобрать у вас. В некоторых регионах это уже началось, тут несколько примеров тех, кто пострадал от действий этих социальных служб  fritzmorgen.livejournal.com/327130.html и domrebenok.ru/2009/11/27/opeka-perm.html
 

Видео
Новая провокация против о. Петра Кучера развернута в СМИ. По расследованию журналистов источником травли Заслуженного Старца-фронтовика Духовника Свято-Боголюбского монастыря стал все тот же проповедник и поклонник идола рок-музыки - неформальный игумен Сергий (Рыбко). При содействии директора Епархиальной школы-пансиона Суздаля Виталия Рысева.
 Информация по Рысеву тут kirillfotograf.livejournal.com/20059.html и здесь www.3rm.info/publications/5754-novaya-provokaciya-protiv-o-petra-kuchera.html






По поводу информационной кампании против Боголюбовского монастыря


Всем известно, что чем чудовищнее ложь, тем легче ей поверят. Так уже было и не раз. Первая заказная кампания о якобы «избитом» приемными родителями Глебе Агееве позволила принять 156 ст. о жестоком обращении с детьми. Оклеветанная семья до сих пор находится под следствием. В итоге в этом году у сотен семей отобрали детей из-за синяка на коленке из-за якобы имевшего места «насилия в семье», десятки нормальных родителей, на которых детки написали ложные наветы, оказались в тюрьме, тысячи семей подвергаются жесточайшим проверкам и прессингу органов опеки, вламывающимся в дом с проверками в любое время по любым анонимным доносам.

Что уже было? Ровно год назад была развернута вторая проплаченная ювенальная кампания. Это было нужно для принятия в Госдуме закона о ювенальных судах. По всем каналам одновременно было опубликовано «письмо Вали Перовой», написанное Олегом Зыковым - одним из главных лоббистов ювеналки - и фактически был оклеветан Боголюбский монастырь. 4 независимые комиссии не подтвердили факты обвинений, изложенные в письме (про 1000 поклонов и т.д.) и признали условия проживания детей весьма достойными, но за клевету никто не извинился. Наоборот, из Минообра поступили написанные при участии Зыкова фактически невыполнимые «предписания» о том, что дети, проживающие в монастыре (в основном их матери насельницы монастыря), должны ходить в сельскую школу (где все пьют и курят), проживать в комнате не менее 30 кв. м с зеркалами и унитазами, что оказалось невыполнимо в условиях монастыря. С учетом того, что в монастыре пытались укрыться от духовно разложения в школе, и того, что у многих из них до монастыря просто не было пригодного для проживания дома, требования выглядели абсурдом. Девочек пришлось перевести в школу-пансион в Суздаль.

Скандал был нужен ювеналам, чтобы принять закон о ювенальных судах и доказать обществу, что «детей обижают, а значит, они нуждаются в защите». Благодаря общественному протесту закон не прошел. Но ювенальная идеология и ювенальные технологии активно внедряются. Ювенальная идеология проникает в души детей. Деньги - миллионы долларов из западных фондов уже давно проплачены и «освоены», часть украли, но часть пошла «в дело». Ювенальщики внедрились в чиновничий аппарат и пересели на бюджет. Научились с помощью психокоррекции внушать ребенку то, что надо от него услышать. Заказчики ждут результатов и даже готовы дать еще денег сколько им нужно. Лишь бы внедрить ювенальную систему. Общество мешает, но ведь можно, использовав уже созданные связи во власти и в СМИ, черные пиар технологии по промывке мозгов и новые западные миллионы убедить общество что «детей обижают и их надо срочно защитить».

Что происходит сейчас? Мы видим, что идет НОВАЯ АТАКА ЮВЕНАЛОВ на Боголюбово. На месте Боголюбово мог оказаться любой православный приют или кадетский корпус. Боголюбово снова оказалось мишенью, во-первых, потому, что сегодня это главная цитадель Православия, духовная столица России, где радеют о чистоте Православия и ограждают паству от опасности оказаться в глобальном электронном концлагере. А во-вторых, в «раскрутку» первого скандала (опубликованные данные которого не подтвердились) уже были вложены большие деньги. Люди помнят, что «что-то такое в Боголюбово уже было». Законы жанра требуют повторения. И вот по всем каналам снова вой про «жестокое обращение с детьми». Новые голословные абсурдные обвинения про то, что девочка съела кружку соли. Невозможно физически? Нет доказательств? Ну и не надо! Зато есть тщательно спланированная, одновременно выстреливающая, щедро проплаченная заказная кампания огромного объема. Только в прессе - 50 статей в день! А еще все телеканалы, радио, интернет! Схема везде одна и та же, спикеры все те же. Никаких оснований, проверенных фактов нет, но по оценкам специалистов на оплату публикаций и эфира уже использовано несколько миллионов долларов. Грязь льется как из брандсбойта. И никакой ответственности за клевету нет! В дело включили нескольких обработанных нужным образом детей, которые в духе ювенальной идеологии под диктовку взрослых пишут явную ложь. Их товарищи по приюту и кадетскому корпусу в шоке и прямо говорят, что совершенно не понимают, как они могут говорить о том, чего не было. Но ребят и родителей, которые могут опровергнуть клевету, никто не спрашивает.

Кто же за это платит? Кто все это делает? Кто за этим стоит? А здесь все просто. Знакомые все лица. По всем телеканалам выступает Зыков, Астахов и прочие лоббисты ювенальной юстиции... Понятно, что стоят за ними все те же западные фонды, которые щедро финансировали антиконституционные ювенальные проекты в течение последних 10 лет. Всем нас совершенно понятно откуда деньги, кто заказчик.

Что им нужно? Кому и зачем необходима клевета? На те деньги, на те бешенные миллионы долларов, которые сегодня тратятся на раскрутку клеветы и очередной провокации против Боголюбово, можно было реально помочь сотням семей, живущих за чертой бедности и остро нуждающихся в средствах на жилье, занятия детей и даже на еду! Но «защитникам детей» нужно не защитить детей от реальных угроз, а отчитаться перед заокеанскими хозяевами, принять вражеские законы, создать «систему защиты детей», разрушающую семью, православие, нашу Россию.

Что будет дальше? Судя по многочисленным заголовкам о жестоком обращении с детьми «защитники детей» попытаются продавить новые ювенальные законы о «защите детей от жестокого обращения» и изъятию детей. Снова западные организации начнут учить нас, что «ремень - не метод воспитания», заставлять детей клеветать на родителей в школе. Снова будут говорить о принятии законов «против жестокого обращения с детьми». Для нас это означает новые незаконные изъятия русских детей для расширяющегося иностранного усыновления, новое вмешательство в семью на фоне полного невыполнения социальных обязательств со стороны государства.

Доколе терпим? Что нам делать? Мы, русские родители, считаем, что честным людям молчать сегодня нельзя! Информационная война, имеющая целью стравить все общество, произвести раскол в Церкви, оболгать Боголюбовский монастырь и протащить ювенальные законы должна быть остановлена. Клевета заразна. Сегодня - Боголюбово, завтра - Ваша семья. Честные люди должны снова встать на защиту своей семьи, своих детей. Объединиться, написать письма в высшие органы власти, прокуратуру, Патриархию, собрать подписи протеста против клеветы, выйти на общественные акции. Виновные в опубликовании непроверенных фактов и конкретные заказчики кампании должны быть установлены и жестко наказаны. Компетентные органы должны расследовать финансовые потоки и пресечь практику проплаченных с Запада черных пиар-кампаний. За деньги из бюджета (наши с Вами деньги), которые были выделены на «помощь детям в трудной жизненной ситуации», начали делать национальную программу по защите детей от жестокого обращения. Прикрываются именем Президента, якобы он возглавил эту кампанию. Интересно, он сам-то об этом знает? Все метро увешали жутким плакатами с ужасными детьми, измазанными грязью. Демонстрация девиантного поведения. Страшно и стыдно. Кто принял такое решение, чтобы деньги для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию (5,2 млрд. рублей, между прочим), пошли в ювеналку? Общественная палата, превратившаяся в ювенальную помойку и рассадник грязи и пошлости должна быть вычищена от скомпрометировавших себя ювеналов. Впрочем, как и Госдума другие госорганы. Также немедленно стоит разобраться с скомпрометировавшими себя, а самое неприятное всю Церковь, священниками, - иудами, льющими воду на мельницу врагов, запятнавшими себя тем, что сами превратились в ювеналов, и под давлением заставили детей писать ложные наветы на монастырь. На нашу веру нельзя гадить. Обществу нельзя молчать, когда это происходит. Молчанием предается Бог.

Это касается всех нас. Все должно быть чисто. Хватит жить в условиях бесконечной лжи, когда нас считают полными дураками, создают ювенальную систему и делают с нашей страной что хотят!

Просим всех выразить свою позицию и написать о том, что Вы не согласны с оголтелой клеветой и требуете пресечь преступление. Это надо сделать нам ради нашей Веры, ради России, ради детей.

Взято отсюда www.ruskline.ru/news_rl/2010/10/26/bitva_za_detej_nachalas_vklyuchajtes/

 
Офицальный сайт Свято-Боголюбского монастыря sv-bogolubov.ru/index.php


В СМИ развернута масштабная кампания, направленная против Боголюбовского монастыря и подрыв РПЦ.
rusdot
 

Сейчас на территории монастыря начинают работу по расследованию различные комиссии. Монастырь открыт для них и готов предоставить материалы, необходимые для проверок. В прошлом году,после ряда репортажей в СМИ, в монастыре работало 4 официальные комиссии (Общественной палаты, Прокуратуры РФ, Патриархии,Общественного комитета). Ни один факт не подтвердился.

Уже несколько дней подряд не утихает на нашем ТВ клеветническая подлая кампания против Боголюбского монастыря. Опять сбежавшие девочки, которых, якобы, подвергали истязанием в монастырских казематах, опять заплаканные стенающие матери, чудом «вырвавшие своих чад из рук утонченных истязательниц».

Нам пытаются представить Боголюбскую обитель как этакий «сад пыток». Но вся эта гнуснейшая и подлейшая акция, являющаяся частью общего массированного, по всему фронту, наступления на Православие и Церковь, шита белыми канатами. Удивительно всё это напоминает послереволюционные годы, времена Губельмана-Ярославского, а также необольшевистский период главного кукурузника Никиты Хрущева. Похоже, что «коллективный Троцкий» задался целью вернуть в нашу жизнь «безбожные пятилетки». Так же он пользуется главным приемом фашистского идеолога Геббельса, который всегда действовал по принципу «Чем невероятней ложь, тем она более эффективна». Вот и становятся близнецами-братьями Троцкий и Геббельс, неотроцкизм и фашизм.

К сожалению, геббельско-троцкистская ложь действует и на некоторых наших православных. Вчера, один весьма неглупый церковный человек спросил меня: «А может быть, действительно там что-то есть?» Я ему ответил, что расчет делается именно на возникновение такого вопроса, в этом вся соль. Им нужно посеять сомнение, а дальше человеческая фантазия, многократно увеличенная врагом рода человеческого, довершит подлейшее клеветническое дело. Я всю жизнь занимаюсь педагогикой, и мне много раз приходилось сталкиваться с изощренной ложью подростков, клеветавших на учителей, и видеть стенающих мам и гневных пап, которые требовали справедливого возмездия «учителям-изуверам». А детишки эти подленько потирали руки и хихикали. На поверку же оказывалось, что учитель просто честно выполнял свой долг, пытаясь заставить детей учиться.

Кроме того, очевидно, что «наезд» на Боголюбский монастырь очень выгоден сторонникам ювенальной юстиции. Может быть, даже, в этом вся суть дела. Ювенальщики очень хотят отнять у нас, особенно у православных, наших детей. Очевидно, что началась настоящая война за детей. Понятно, что может вырасти из подростка, вырванного из православной среды и потом специально обработанного. Такое дитя может впоследствии оказаться опасней обычного безбожника.

Интересно, посмели бы телевизионщики выдвинуть подобные обвинения против какой-нибудь мусульманской общины?! Причем телевидение нарушает положение о презумпции невиновности. Ведущие заявляют, что делом Боголюбского монастыря будут заниматься компетентные комиссии, которые должны будут проверить правильность всех обвинений. При этом телевидение уже выносит свой приговор. Поэтому есть все основания подать на ТВ в суд за клевету.

Особенно примечательно следующее. Ведущий заявляет, что среди священнослужителей есть разные мнения по поводу истории в монастыре. Казалось бы, мы вправе ожидать, что будут представлены полярные мнения на сей счет. Но своим мнением делится лишь протодиакон Андрей Кураев, который без зазрения совести обвиняет монастырь в сочувствии бывшему епископу Диомиду, называет монастырь сектой, т.е. говоря «светским» языком, «шьёт дело». Но для него, похоже, «шить дела» привычно. Совсем недавно он пытался обвинить в расколе РНЛ.

Как-то неадекватно оценивает себя отец Андрей, полагая, что его мнения выражают церковную полноту. Если мы и находимся с кем в расколе, то это с известным миссионером, дающим нецензурные советы молодым семинаристам относительно того, как выбирать будущих матушек. Процитировать совет миссионера и катехизатора, увы, не могу, грех получится. И, конечно, становится понятна сверхзадача телевизионной клеветы на Боголюбский монастырь – подорвать доверие и уважение к монашеству, на котором держится наша Русская Православная Церковь.

Иерей А.
www.ruskline.ru




0бращение от офицального сайта и Попечительского совета Свято-Боголюбского монастыря.
rusdot
Как вы, христолюбивые посетители нашего сайта, только не обзываете монастырь и требуете самого что ни на есть страшного возмездия. Одно дело, когда со всякого рода проклятиями выступают люди, далекие от веры и даже некрещеные, но как же вы, в конце концов, позволяете себе такое?! Задумался ли кто-нибудь из вас о чем вы вообще пишите и рассуждаете?! Я уж не говорю о том, что Господь сказал: «Не судите, да не судимы будете». Не боитесь ли вы брать на себя облик Бога и судить тех, кого вы не знаете, а может никогда и не видели? Даже Господь, когда висел на Кресте, ждал покаяния Иуды, а не обличал его и не проклинал…

Монастырь – это целая духовная организация. В Боголюбском монастыре сейчас проживает более 170 сестер, и каждая из них занята на своем послушании (по мирски – работа), только небольшая часть сестер касалась воспитания и обучения детей. А вы обвиняете весь монастырь… Складывается впечатление, что вам просто нечего делать и вы решили высказать свое субъективное мнение. А если серьезно подойти к этой проблеме: кто из вас занимался воспитанием детдомовских детей? Те, кто действительно с этим соприкасаются в жизни, никогда не будут делать скоропалительных выпадов насчет обижаемых детей.

Еще в начале 90-х гг. XX века, как мне известно, многие московские храмы начали устраивать у себя православные приюты для малообеспеченных детей. Но недолго они просуществовали. Во-первых, были постоянные нарекания и замечания со стороны государственных органов (проверять легче, чем организовывать). А во-вторых, пошли проблемы с детьми. Пока дети были маленькие, и беды были маленькие, а когда они стали подрастать, вот тогда и заговорили в них «гены». По этому поводу тоже есть хорошая поговорка: какие гены, такие и крокодилы. Вы когда-нибудь видели книгу «Как заниматься воспитанием детей в православных приютах» или что-нибудь подобное? Нет! И я не видела, а очень бы хотелось. Есть православные психологи, но они в основном описывают проблемы между родителями и детьми в семьях. Если так тяжело приходится в семье растить ребенка, если дети не хотят слушаться своих родителей, а те, в свою очередь, не интересуются проблемами детей, то как можно так легко обвинять монастырь в недолжном воспитании детей?

До революции 1917 года таких проблем в семьях практически не возникало. Православие было неотъемлемой частью жизни любого русского человека, поэтому какие-то пробелы в воспитании заменяла вера. Смирение – вот что делало людей сильными духом и укрепляло их в житейских напастях. Почитание и уважение родителей было в каждой семье. А сейчас? Все общество пронизано гордостью и гордыней. И не дай Бог если скажут обидное слово, даже если это будут собственные родители, нынешнее поколение ни перед чем не устоит, чтобы защитить свою свободу и свои права.
Поймите одно, те дети, которые поступили в монастырский приют, были в основном из неблагополучных семей. И монастырь делал все, чтобы они не считали себя в чем-то ущемленными и обделенными. Но они еще раньше стали ущербными: им не хватало полноценной любви матери и отца.

Ведь всегда из-за конфликта родителей, их нежелания жить вместе страдают в первую очередь дети. Многие родители сами решают судьбу своего ребенка: некоторые, отдавая их в монастырский приют, хотят от них избавиться, как от ненужного балласта, чтобы начать новую жизнь, другие же, наоборот, считают, что в современном мире чистую душу ребенка может спасти только православная вера. А дети решают со своей стороны: или противятся решению родителей, или полностью соглашаются с их выбором. Дети из первой категории зачастую обозляются на жизнь и хотят найти виноватых. Но разве можно в этом обвинять монастырь? Конечно, и детей судить за это тоже нельзя, ведь многое они еще не понимают и считают, что их в чем-то обделили. На самом же деле, их просто хотели оградить от пагубного воздействия развратного мира (почему-то сейчас это всех устраивает: никто не борется против развратных передач и рекламы в интернете), от необдуманных роковых ошибок, которые нередко ломают всю последующую жизнь человека. В монастыре, в первую очередь, дети получали православное воспитание.

А сейчас практически невозможно жить в миру по канонам православной веры. Одни юбки чего стоят. Многие верующие мамы жалуются, что их девочек в школе и обзывают, и устраивают разборки за то, что они не носят штанов. И как эту моральную атаку выдержать ребенку? Кому хочется идти на конфликт со всем классом и выглядеть белой вороной?! Вот и получается, что начинаются хоть малые, но отступления в вере.

По моим данным, не многие дети, получившие воспитание в православных приютах, когда вырастают, остаются жить в монастыре. Широкий путь он легче. По словам насельниц монастыря, они сами поражаются поведением детей, которые ушли из монастырского приюта. Эти дети за считанные месяцы забывают о всяком благочестии и православном воспитании, растрачивают все, что было таким трудом в них вложено за несколько лет. И это не потому, что воспитание плохое, а потому что в миру легче жить без этих высоконравственных идеалов. Тяжело идти против рожна. Как сказал наш замечательный русский писатель Ф.М. Достоевский: «Если Бога нет, значит все дозволено». Рассказывали, что одна воспитанница решила жить в миру и уехала из монастыря, но через несколько дней приехала со слезами на глазах и говорила, что она не сможет по-христиански жить в миру, и, чтобы спасти свою душу для Царства Небесного, вернулась снова в обитель.

После всего написанного, мы хотим сказать, что было бы неправильно оправдывать монастырь по каждому лживому обвинению. Этими проблемами занимаются государственные органы, они вынесут свой приговор. А мы взываем к вашей совести – подумайте, как мог целый монастырь избивать и издеваться над детьми. По-моему, трагедия этих детей началась еще в их семьях, когда родители, не справляясь с воспитанием и личными амбициями, «сплавили» детей на монастырь, а дети, в свою очередь, отплатили «добром» за то, что их кормили, одевали и обучали. Конечно, «ин» суд человеческий, и «ин» суд Божий.

Господь Сам разберется и покарает виновников этого скандала. А мы считаем, что все эти искушения пошли, когда в Московской патриархии официально объявили 2011 год – годом святого Андрея Боголюбского, ведь насельницы монастыря очень почитают основателя своей древней обители и великого государственного деятеля князя Андрея Боголюбского. Мы также надеемся, что этот великий угодник Божий, прозванный за свою богоугодную жизнь и любовь к Богу – Боголюбским, защитит свой монастырь от вражеских нападений и клеветников.
Русь Святая храни веру Православную! В ней же тебе утверждение!

sv-bogolubov.ru

?

Log in